Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     23.09.2009


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
инвесторы проекта
фотоархив
СМИ о проекте
анкеты проекта
Акция "Книга Победителей"





ФОТОАЛЬБОМ

Следующий Шаг. Новый номер!



Томск




Инвестор публикации:
ЗАО «Горэлектросети»




Аксёнов Василий Григорьевич

Родился 11 мая 1924 г. в с. Аксёново Томского района. После  окончания 6-го класса пошел работать резчиком по дереву, затем животноводом. Отец был раскулачен и репрессирован в 1933 г., дом отняли. В семье были два брата и две сестры. Жили у родных, все дети рано начали работать. Отец вернулся из лагерей после разоблачения «культа личности», но прожил после этого недолго.
Был призван в армию в августе 1942 г., получил военную специальность сапера. С марта 1943 г. – в действующей армии, был дважды ранен, второй раз тяжело; до окончания войны служил в артиллерийском учебном дивизионе в частях II Украинского фронта.
После демобилизации в 1947 г. работал токарем; с 1951 и по 1997 г. – в «Горэлектросетях».
Гвардии сержант. Награды: орден «Отечественной войны» II степени; медали «За победу над Германией», «Ветеран труда», и др.; почетный знак «Фронтовик».

Война – тяжёлая работа

Меня призвали в армию 1 августа 1942 г. Сначала отправили  в учебную часть в Бердске, где обучили на сапера, а затем, весной 43-го, отправили на фронт. Попал в пехоту, в саперную роту. В основном, занимались тяжелой работой: валили лес, строили блиндажи, рыли окопы. У саперов вообще жизнь несладкая: за одну ночь надо мины поставить, выстроить дзот, блиндаж, отрыть траншеи. Питание было плохое, - вдвоем едва бревно могли тащить от слабости. Многие, и я в их числе, начали проситься на передовую. В августе 43-го нас, 18 добровольцев, отправили на фронт. И сразу же попали в наступающую часть. Форсировали реку Северский Донец под городом Чугуев. От Чугуева до Харькова по прямой – километров 30. А мы целый месяц шли с боями, но до Харькова я так и не дошел. 9 сентября я попал под минометный обстрел, был ранен осколками, грех сказать, в ягодицу.
Полтора месяца лежал в госпитале. Мне должны были делать операцию – извлекать осколки. Я вошел в операционную, увидел больного на столе… и отказался. Постепенно раны сами затянулись, осколки вросли в мякоть. Затем была запасная часть, прифронтовая «учебка», где учили на младших командиров. Получил звание младшего сержанта, потом сам готовил сержантов, три выпуска успел сделать. И – снова фронт.
В 1944 г. получил второе ранение, очень неудачное. Наша часть попала под бомбежку, а я в стороне был, и вижу – немецкий летчик меня выбрал, летит. Я побежал, самолет - за мной. Прыгнул в окоп, да чуть-чуть не успел: ударило осколком бомбы в нижнюю челюсть. Вроде рана незаметная, и боли особой не чувствовал. Но челюсть распухла. В санчасти определили: ангина. Полечили – не проходит. Тогда отправили дальше, в армейский госпиталь. Там снова: «ангина». Два раза «чистили» челюсть, но она всё гноилась. Наконец, попал во Львов, в госпиталь. Там женщина-врач толковая оказалась. Осмотрела меня и спрашивает:
- А у тебя ранения не было?
Я рассказал, как ударило меня под подбородок во время авианалета. Ну, сделали рентген, и оказалось, что у меня челюсть «лопнула». Потом - операция. После операции быстро пошел на поправку. Через месяц-полтора выписали и отправили в запасную часть, в дивизионную артиллерийскую «учебку». Там выучился на наводчика, к концу войны стал командиром расчета 122-мм гаубицы.
Конец войны встретил в Германии. Потом нашу часть перебросили сначала в Чехословакию, а затем в Австрию. Там наш 203-й артполк простоял два года, по август 47-го. За это время только однажды пришлось снова вступить в бой: с бандой украинских националистов, «бандеровцев»: они напали, когда мы в футбол играли, наш барак подожгли. У них, вроде, патроны кончились, может, разжиться у нас хотели, да не смогли. А мы с футбола, тоже без оружия: окружили их - и в драку!.. 

Бывало и такое

Однажды двух немцев в плен взял. А получилось это случайно. Послал меня командир роты с поручением. Иду по кукурузному полю, гляжу – два немца присели, испуганно на меня смотрят. Я им:
- Хенде хох!
Они тут же руки подняли, один часы снял, стал мне совать, чтоб не стрелял. И всё кричали: мы, мол, не немцы, мы – австрийцы!
Я затворы у них из винтовок вытащил и в свою часть привел.
Еще такой случай был. Пошел за водой к колодцу, а там где-то неподалеку, в зарослях, снайпер залег, - не пускает к воде! Я у нашего снайпера винтовку попросил, - дай, говорю, глянуть: может, разгляжу его. Взял винтовку, смотрю в окуляр. И точно, – вдруг дымок от выстрела из кустов! Я взял чуть в сторону от этого дымка, где немец сам должен был уместиться, - выстрелил, и попал. Потом спокойно за водой сходил.
Бывало, при наступлении напарывались на немецкие минные поля, сразу несколько человек, с ходу, подорвутся. Комбат сразу: «Саперов сюда!». Я – сапёр. Ползу вперед, ищу мины, обезвреживаю. Что тут сказать? Тяжелая это работа…

Самый страшный бой

Это в 43-м году было, когда мы Харьков пытались с ходу взять. Один день особенно «жарким» был: немцы несколько раз в атаку поднимались, и, в конце концов, на нашем участке обороны только мы двое с напарником в живых остались. Был у нас один ящик патронов, - так и патроны кончились. Мы вставили в автоматы по последнему диску, - и побежали назад, своих искать. Там какая-то железнодорожная будка стояла на путях. Мы – к ней. Нашли возле будки остатки роты, тут еще пополнение прибыло – 25 человек, все новобранцы, необстрелянные совсем, - тоже из боя. Тогда мы развернулись, - ведь не двое уже! - и вперед. И так дружно ударили, что на три километра немцев отогнали.
Страшный был бой…

Жизнь мирная

Мы в своей жизни много горя хлебнули. Трудно было и до войны, и после не очень легко. Когда отца «раскулачили» и арестовали, мы четверо – брат и две сестры – не только без жилья остались. Всё отобрали, только бельё и оставили. Мы перешли жить в пустовавший дом бабушки. Жили, как попало… Я неважно в школе учился, - маленький, щуплый. Из «раскулаченных». Били. Я из школы убегал. Да и работать надо было, семью кормить.
Отец вернулся из лагеря через несколько лет после войны. Так мы и не поняли, за что его посадили. Он и сам не знал. Какие мы «кулаки»? У нас даже дома своего не было, в чужом жили.
А я - всю жизнь на тяжелом физическом труде. Вот такая у меня «физкультура», рабочая. А курю много, даже не замечаю, как сигареты во рту оказываются. Жена ругается… Но по врачам не хожу уже лет 25.
Теперь, конечно, отдохнуть бы можно. Жизнь другая. Но опять же, не до отдыха. Кур вот держим. Там же, возле курятника, я баньку построил. Парюсь по субботам. Ванная, конечно, есть, - да не люблю я в ней мыться. И супруга до сих пор работает. Я уж ей говорил сколько раз: сиди дома! А она: да что ж я буду делать без работы?
Привыкли так. Теперь уж не отвыкнуть…

[ Назад ]
  

Герои книги «Мудрость Победы»

Аксёнов В.Г.
Аксёнов И.Н.
Бердников Н.В.
Богомаз Н.С.
Богоряд Б.Е.
Брандт Л.В.
Голещихин П.Е.
Дирин Н.Г.
Коваленко Г.Ф.
Козлов А.К.
Кузин В.Я.
Литвенко Ф.И.
Мазирко М.И.
Малахова В.И.
Марина О.Н.
Меньшиков В.И.
Михетко В.В.
Мишуров Ф.М.
Моравецкий Д.В.
Обидо П.А.
Оглоблин П.Н.
Огородников Л.П.
Осипов В.П.
Осипова А.П.
Петроченко В.С.
Полещук Е.М.
Попов Л.Е.
Преданников И.П.
Сипайлов Г.А.
Степанов Л.П.
Сулакшин С.С.
Тарасенко Я.А.
Тарасов Г.И.
Тимофеев Л.К.
Тихомиров И.А.
Фоминский Ф.А.
Хаскельберг Б.Л.
Чучалин И.П.
© "Сибирский проект" 2005-2009
634003, г. Томск, ул. Ачинская, 15Б, офис 16
телефоны: (3822) 783-416, 783-417, 783-418, 783-419, 783-420
факс: (3822) 783-416
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 1017
 сегодня посетителей 101