Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     19.12.2007


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
инвесторы проекта
фотоархив
СМИ о проекте
анкеты проекта
Акция "Книга Победителей"





ФОТОАЛЬБОМ

Новый номер журнала «Следующий шаг»



Томск







Меньшиков Владимир Ильич

Родился 9 мая 1917 года в селе Баргузин в Бурятии. Окончил среднюю школу, затем горный техникум, работал на золотых приисках. В 1939 г. был призван в ряды Красной Армии.
На фронт прибыл в 1941 г. в составе 112-й танковой гвардейской Краснознамённой дивизии. Боевое крещение получил на Смоленщине, участвовал в обороне Москвы, где был тяжело ранен. После госпиталя снова был направлен на фронт, участвовал в сражении на Курской дуге. В начале 1943 г. получил второе тяжёлое ранение, вследствие чего был признан инвалидом II группы. День Победы встретил в госпитале в Тюмени.
После войны долгое время работал в партийных органах Бурятской АССР. С 1966 г. до середины 80-х – инженер-куратор Северных электросетей. В 1995 г. переехал в Томск.
Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы» и другими.

На фронт

Служба моя началась в 1939 году на Дальнем Востоке. Год обучался в учебно-танковом батальоне в городе Ворошилове, а в 1941 году должен был уже демобилизоваться и домой поехать, к жене и маленькому сыну. А тут война началась…
Эшелон шёл от Ворошилова до Подольска, и за это время самая длинная остановка – 15 минут – была на станции Зима в Иркутской области. Со мной в вагоне ехал один офицер, он совсем не курил табак: ни трубку, ни сигареты. А тут он выбегает на этой станции, приносит тяжёлый портсигар цвета тёмного серебра и кладёт его в нагрудный карман гимнастёрки. «Теперь я двойной бронёй защищён, – говорит. – Одна у танка и вот эта, дополнительная». И что ж вы думаете? В бою, как нарочно, пуля пробила танк возле башни и попала этому офицеру прямо в сердце, и «броня» не спасла...

Танки наши и немецкие

Я был лейтенантом, командиром экипажа, несколько раз бывал в танковом наступлении. С одной стороны, танк защищает человека, а с другой – он слишком уязвим. Если не 70, так 50 процентов танкистов погибали от огня или задыхались в дыму. Немцы делали такие снаряды, которые броню пробивают, а взрываются уже внутри. Поражают и живую силу, и приборы – машина выходит из строя.
Самое уязвимое место у танка – сзади, где двигатель, защищённый решёткой. Если налить керосин в бутылку, поджечь и бросить туда – он не погаснет. Часть керосина на броне сгорит, а что-то в нутро попадёт, и рванёт, в том числе из-за этого люди погибали.
Всего за годы войны погибло три моих экипажа – только я оставался в живых… Раненный и контуженный, попадал в госпиталь, а после выздоровления – снова на фронт. В начале войны был у меня Т-26, затем два Т-34. Это самый лучший танк. Он манёвренней других, более увёртливый, может и тебя сохранить, и принести пользу. И настолько ты с этой машиной сливаешься – как лётчик в полёте чувствует свой самолёт, так и мы ощущали каждое движение многотонного танка.
Видел немецкие танки: «Тигр», «Пантера», самоходки. Они пониже, чем наши, и не такие обтекаемые по форме. Но, наверное, они тоже в чём-то хороши, может быть, легче, грациознее.
Один раз мы нашли подбитый немецкий танк. Подвело русское любопытство: подошли, обступили, один солдат за дверку взялся – и тут как рвануло! Одного человека ранило, другого – убило. Танк заминированным оказался.

Штрафная рота

В самом начале войны мы верили, что лучше наших танков нет (тогда у нас были Т-26, сейчас их и в музеях, наверное, не найдёшь), пели: «Броня крепка и танки наши быстры», а потом как попали в круговорот… В нашем батальоне значилась 31 ведущая машина, а в первом же бою 27 танков погибло. Попали в окружение, спешно и с большим трудом пробирались на восток.
В это время человек из моего взвода (я был лейтенантом) убил русского офицера. Из-за пустого ведра.
Мы ехали в кузове машины ЗИС-5. Вдруг автомобиль остановился. Прыгая из машины, старшина рукояткой пистолета ударил офицера Старожилова по голове. И – насмерть. Мы и понять ничего не успели. Когда разобрались, выяснилось, что Старожилов пытался застрелить водителя за утерю ведра, которым заливают холодную воду, чтобы охлаждать мотор. А старшина всё видел и таким образом вступился за водителя.
Убитого оттащили в лесок. Надо же убегать, немцы на пятки наступают. Вышли из окружения, соединились со своими частями. Прошло месяц-полтора – тишина, и мы уже призабыли об этом случае. И тут меня, как старшего по званию, вызывают в особый отдел.
Особист спрашивает: «Рассказывай, Меньшиков, как вы учинили самосуд над русским офицером». Сразу ёкнуло как-то внутри, да и врать мы не способны. Маленько можно, но всё время врать – великий грех, рано или поздно тебя настигнет кара, вот как считали. Рассказал правду. Да я и не был виноват в том происшествии.
Всего свидетелей было семеро, а осудили пятерых. Меня, например, разжаловали в рядовые и отправили в штрафную роту. Там я пробыл всего 13 дней. Было наступление под Ярославлем, и меня почти сразу ранило. Ранение оказалось не слишком тяжёлым, но посчитали, что я искупил вину кровью, направили обратно в регулярные части.

В госпиталях

Я тяжело ранен был дважды. В госпиталях пролежал, в общей сложности, больше года.
Первый раз ранило при обороне Москвы. Мне вот уже 90 лет скоро, и за всю свою жизнь я не видел столько народу, сколько в 42-м под Москвой. Настоящий муравейник. Иногда задумаешься – немцам же всего ничего оставалось, чтобы захватить столицу!
Видел пленных немецких офицеров, по-нашему – в чинах капитана, майора, не меньше. И вот что интересно: вроде он в лагере врага, смерть ему подходит – а он всё равно вскидывает руку: «хайль Гитлер». Ну, слава Богу, кое-как их одолели.
В одном из боёв наш танк подбили, и из всего экипажа в живых остался я один. После этого ранения полгода не слышал и не говорил. Поначалу в госпитале даже попал в список подозреваемых в симуляции. Лечили меня, в основном, электричеством – водят электродом по шее, чтобы голосовые связки возбудить. Как подпустят ток побольше – там и папу, и маму вспомнишь… Так симулянтов вычисляли; поймают – молниеносно на передовую.
А заговорил вот как. Госпитальная медсестра, которая проверяла у раненых температуру, однажды ледяную руку – только что с улицы – мне под мышку запустила. Я как заревел: «Ой!» И постепенно речь начала возвращаться. Домой приехал – заикался, дома два месяца пробыл – стал говорить нормально. И опять на фронт.
Был под Курском; там узловая станция Ольховатка, а юго-восточнее – Прохоровка, вот в этом районе я и действовал. А 25 января 1943 года под городом Калач в Воронежской области нашу машину подбили, и опять из всего экипажа живым остался только я.
С поля боя в санбат везли на машине. Выскочили на открытое поле – за нами начал гоняться немецкий самолёт. Мне пулемётной очередью плечо прошило, а рядом со мной солдат лежал – ему руку от локтя в сплошную тряпку превратило.
Потом – долгие месяцы в госпиталях. Ранения были тяжёлыми, но ещё хуже контузия, ошарашило так, что до сих пор даёт о себе знать. У меня в затылочной части черепа – и сейчас осколок от брони. Когда в госпиталь попал, врач-профессор сказал: «Он с осколком может жить». Ну и запечатали. Всё бы ничего, но сколько ни сдавал на права – всё прохожу, а «восьмёрку» сделать на мотоцикле или на машине – не могу.
Единственный военный трофей у меня был – хороший складной немецкий нож. И его в госпитале свои же из тумбочки украли.
А так – даже фотографий фронтовых не осталось – только память…
Ещё со школы, с 1934 года сотрудничал в газетах, был и штатным корреспондентом, и внештатным. Фронтовые истории – и то, что со мной было, и что с друзьями-знакомыми случалось – записывал, недавно два сборника рассказов вышли, «Узелки на память».

[ Назад ]
  

Герои книги «Мудрость Победы»

Аксёнов В.Г.
Аксёнов И.Н.
Бердников Н.В.
Богомаз Н.С.
Богоряд Б.Е.
Брандт Л.В.
Голещихин П.Е.
Дирин Н.Г.
Коваленко Г.Ф.
Козлов А.К.
Кузин В.Я.
Литвенко Ф.И.
Мазирко М.И.
Малахова В.И.
Марина О.Н.
Меньшиков В.И.
Михетко В.В.
Мишуров Ф.М.
Моравецкий Д.В.
Обидо П.А.
Оглоблин П.Н.
Огородников Л.П.
Осипов В.П.
Осипова А.П.
Петроченко В.С.
Полещук Е.М.
Попов Л.Е.
Преданников И.П.
Сипайлов Г.А.
Степанов Л.П.
Сулакшин С.С.
Тарасенко Я.А.
Тарасов Г.И.
Тимофеев Л.К.
Тихомиров И.А.
Фоминский Ф.А.
Хаскельберг Б.Л.
Чучалин И.П.
© "Сибирский проект" 2005-2006
(634050), г. Томск, ул. Беленца, 11 ,т.:51-14-27, 51-14-28, ф.: 51-14-45
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 3758
 сегодня посетителей 558