Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     19.12.2007


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
инвесторы проекта
фотоархив
СМИ о проекте
анкеты проекта
Акция "Книга Победителей"





ФОТОАЛЬБОМ

Новый номер журнала «Следующий шаг»



Томск





Фотоархив:

Май 1944 года. После вручения ордена Красной Звезды.

Инвестор публикации:
НПЦ «Полюс»




Марина Ольга Николаевна

Родилась 9 октября 1924 года в г. Бугульме Татарской АССР. Отец занимался электрификацией железной дороги, семья переезжала вместе с ним. В Томске задержались и остались. Окончила ремесленное училище связи № 6. Когда началась война, пошла добровольцем на фронт. Получила специальность радиотелеграфиста. Служила в роте связи 344-й СД 4-й ударной армии (2-й Прибалтийский фронт). После войны осталась в Польше, демобилизовавшись, вернулась в Томск, 30 лет проработала техником-испытателем в НИИ ЭМ НПО «Полюс».
Награды: орден Красной Звезды, орден Отечественной войны II ст., медали «За победу над Германией», «За трудовое отличие», многие юбилейные медали.

Военные дороги

На фронт я попала с третьей попытки. Я уже была «на выпуске» из училища, проходила практику телеграфисткой.
В Новосибирске нас направили в эвакуированное Воронежское училище связи, где шесть месяцев обучали специальности радиста армейской связи. 1 января 1944 года я была зачислена в роту связи 1156-го стрелкового полка 344-й дивизии 4-й ударной армии. Дивизия формировалась в Казани, но служили люди разных национальностей, из всех республик. Сначала армия участвовала в освобождении Белоруссии в составе 2-го и 3-го Белорусских фронтов. Потом в составе 2-го Прибалтийского освобождали Прибалтику, Восточную Пруссию. За Прибалтику были очень тяжёлые бои, из трёх батальонов полка один «выбило». Полк пополняли за счёт штрафбата. А там разные были, и уголовников много. Они воровали всё, что плохо лежит. Однажды даже пистолет у меня украли…
Но воевали они хорошо.
В Белоруссии наши части уничтожали немцев, пытавшихся прорваться из окружения. Немцы делали вид, что готовят удар в одном месте, а прорваться пытались в другом. Точно так же и мы, переходя в наступление, делали ложные манёвры. А наступали мы быстро, по 30 километров в день.
Закончила войну в Восточной Пруссии. Мы уже чувствовали – войне вот-вот конец. После победы женщин, больных, раненых демобилизовали, и меня в числе первых, хотя и не хотели отпускать. Мне сообщили, что мама тяжело заболела. Я запаниковала, запросилась, – отпустили. Перед этим кто-то огромную по тем временам сумму денег из части переводом на моё имя послал. Наверное, не один человек, – несколько. Только не в Томск послали, а в Омск, перепутали. И перевод вернулся ко мне же, в часть. До сих пор не знаю, кто это сделал, – наши же мужчины, больше некому. Потом уже, когда в Томск вернулась, узнала, что мама уже выздоровела.

Война у каждого своя

Я была одна из немногих женщин, вокруг – офицеры, солдаты.
Я очень чувствовала, как они меня берегли. Бывало, и подшучивали, но всегда защищали от опасности. В бой идём, и как раз моя смена. А мне говорят: «Ты подожди. Сначала мы пойдём; вот город возьмём, потом тебя позовём».
Бывало, достанут что-нибудь вкусненькое – меня сначала угощают, ищут: «А где Оля?» И не помню, чтобы плохо ко мне отнёсся кто-то, солдат или офицер.
Однажды в блиндаже ночевали. Кроме меня – ещё человек семь офицеров. И вот ночью просыпаюсь: мне жарко. Оказывается, они меня своими полушубками укрыли, чтоб не замёрзла.
И уберегли. В каких только заварушках не бывала, – а живой осталась. Контузило, когда немцы из танков обстреляли нашу колонну. Подобрали меня – и в госпиталь.
Война – дело страшное, жестокое, кровавое. Сколько раз бывало: утром поговоришь с человеком, а вечером читаешь фамилию в списке убитых. Я же сводки передавала, все они через мои руки проходили. Сидишь, плачешь, – и передаёшь.
Адъютант нашего командира полка всё в разведку просился. Командир долго его не отпускал, а потом всё же перевёл в разведчасть. Но недолго он был разведчиком. Однажды вышел из наблюдательного пункта, – тут его пуля и нашла.
Командующий нашим 3-м Белорусским фронтом генерал-полковник Черняховский погиб в феврале 45-го, по случайности: не послушался регулировщика и под обстрел попал. На руках у адъютанта умер от потери крови. Мы очень его жалели: храбрый, грамотный…
И сколько же народу погибло! Недаром говорили, что у пехоты – короткий век. И девчонки-снайперы гибли. Приходили на передовую, посмотреть на передний край, – и погибали по глупой неосторожности, нелепой случайности.

Ложка

На фронт приехала, – у меня своей ложки не было. Отдала котелок и ложку по дороге. Пожаловалась старшине, он ответил: как начнутся бои, придумаем что-нибудь. И однажды такой случай вышел: пьяный немецкий офицер по лесу шёл, заблудился. И вышел прямо на наши позиции. В планшетке у него – карты, планы… Очень важные. Я заглянула в планшетку, а там чего только нет: расческа, зубочистки и, главное, ложка! Немца должны были в штаб армии отправить, я попросила перевести, чтоб ложку отдал.
Он галантно ответил: «Битте, битте!»
Ложка никелированная, я с ней до конца войны прошла, и теперь её храню. Как взгляну на неё, – так этот случай вспомню.

Страшно, когда снится война

Я дважды в госпитале лежала, у меня контузия тяжёлая. До сих пор головные боли мучают, и кошмары бывают «военные». Могу закричать во сне, если что-то мучительное вспомнится. Я целые эпизоды во сне, бывает, вижу. Лежала в больнице как-то, и снова война приснилась. Я как закричу: «Подъём!» Как раз в шесть часов утра. Врачи потом шутили: «Спит – и командует!»
Увижу сон из времён войны – и кричу…
Много было тяжёлого, страшного. Помню: комиссар тяжелораненный, у него внутренности наружу. И просит: дайте мне оружие, я застрелюсь! Как такое забыть?
Или когда дезертиров расстреливали. Всем приказывали собраться, смотреть. Мы стоим, смотрим. Зачитают приговор, сразу их расстреляют, и тут же закапывают. Страшно…
Так что много пришлось повидать и пережить. Рана в руку, в кисть – пустяки.
Иной раз казалось – чудо спасало. Однажды снаряд в стену блиндажа воткнулся – и не взорвался! Наверное, их наши же пленные делали – в Германии ведь рабочих рук не хватало, – вот они и старались негодные боеприпасы выпускать, саботировали, как могли.
Я своё дело выполнила. Но сейчас не могу фильмы о войне смотреть, книги читать. Не могу! Не надо нам больше войны, это самая жестокая, самая страшная вещь на земле.

[ Назад ]
  

Герои книги «Мудрость Победы»

Аксёнов В.Г.
Аксёнов И.Н.
Бердников Н.В.
Богомаз Н.С.
Богоряд Б.Е.
Брандт Л.В.
Голещихин П.Е.
Дирин Н.Г.
Коваленко Г.Ф.
Козлов А.К.
Кузин В.Я.
Литвенко Ф.И.
Мазирко М.И.
Малахова В.И.
Марина О.Н.
Меньшиков В.И.
Михетко В.В.
Мишуров Ф.М.
Моравецкий Д.В.
Обидо П.А.
Оглоблин П.Н.
Огородников Л.П.
Осипов В.П.
Осипова А.П.
Петроченко В.С.
Полещук Е.М.
Попов Л.Е.
Преданников И.П.
Сипайлов Г.А.
Степанов Л.П.
Сулакшин С.С.
Тарасенко Я.А.
Тарасов Г.И.
Тимофеев Л.К.
Тихомиров И.А.
Фоминский Ф.А.
Хаскельберг Б.Л.
Чучалин И.П.
© "Сибирский проект" 2005-2006
(634050), г. Томск, ул. Беленца, 11 ,т.:51-14-27, 51-14-28, ф.: 51-14-45
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 3580
 сегодня посетителей 509