Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     19.12.2007


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
инвесторы проекта
фотоархив
СМИ о проекте
анкеты проекта
Акция "Книга Победителей"





ФОТОАЛЬБОМ

Новый номер журнала «Следующий шаг»



Томск





Фотоархив:

Дальний Восток, 1940 г.

Белоруссия, 1943 г.

г. Познань, 1945 г.

Москва 9 мая 2005.

Парад Победы. 9 мая 2005.

Музей Советской Армии.

Ветераны у Знамени Победы.

Инвестор публикации:
УВД Томской области




Обидо Пётр Александрович

Родился 16 ноября 1919 г. в д. Лисицыно Туганского (ныне Томского) района в крестьянской семье. Закончил 4 класса сельской школы, работал в колхозе. После смерти отца в 1935 г. остался в семье за старшего, получив отсрочку от службы в армии. В 1939 г. от отсрочки отказался и призвался в армию. Был направлен на Дальний Восток, в горно-стрелковый полк морской бригады; окончил полковую школу младших командиров. За отличную учёбу был оставлен при школе. Изучил пулемёт «Максим», Дегтярёва. После начала войны стал командиром мотострелкового взвода. В первых числах ноября прибыли в Подмосковье. Принимал участие в параде на Красной площади 7 ноября 1941 г. Честь прямо с парада направлена на фронт, на Можайское направление, а 8 ноября вступила в бой. Участвовал в ликвидации танкового прорыва Гудериана под Тулой. Был ранен, после госпиталя был назначен командиром отделения ПТР в 117-й СД. В составе дивизии прошел от Калинина до Вислы, участвовал в освобождении Белоруссии и Польши. Участник шести парадов на Красной площади, в том числе 7 ноября 1841 г. и Парада Победы 24 июня 1945 г. Демобилизовался в 1946 г. Работал в УИНе, ушёл на пенсию в 1981 г. Принимал участие еще в четырех парадах в Москве, в том числе в последнем, 9 мая 2005 г.
Награжден орденами Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны, орденом Сталина. Двумя медалями «За отвагу». Медалями «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За победу над Германией», «За боевые заслуги» и др.

Как русские немцев воевать отучали

О начале войны мы в части узнали только вечером 22 июня, из-за разницы во времени. Полковую школу, в которой я учился, расформировали, меня направили командиром мотострелкового взвода в танковой бригаде. Бригаду отправили на Запад, на оборону Москвы. Мы прибыли в начале ноября. Разместили нас в зданиях эвакуированного завода в Подмосковье. 6 ноября слушали по радио торжественное заседание к 24-й годовщине Октября, а часов в 11 вечера предупредили: подготовиться. Выдали новые сапоги и шинели, тёплое бельё. Рано утром объявляют: мы будем принимать участие в параде на Красной площади. Парад длился не больше часа. Принимал парад С. М. Будённый, а командовал – командующий Московским военным округом. На трибуне я видел Сталина, членов правительства. Сталин сказал речь о том, что на нас смотрит весь мир, как на силу, способную сокрушить фашизм.
Как только прошли через площадь, спустились к набережной – нас уже ждали машины для отправки на фронт. Вооружение у нас было таким: на отделение – пулемёт Дегтярева, один автомат ППШ и один – Симонова. Остальные были вооружены винтовками.
Прибыли на Можайскую линию обороны, генерал Лелюшенко объявил, что в полосе обороны – знаменитое Бородинское поле, на котором русские остановили Наполеона.
8 ноября вступили в бой. Бои шли ожесточённые, потом немцы перегруппировались, и 16 ноября, в день моего рождения, танковая группа генерала Гудериана ударила в обход Москвы, с юга, в направлении Тулы. Нас перебросили под Тулу, где находились совершенно измотанные войска. Наши «полуторки» уже были разбиты в боях, так что двигались пешком или на танках (их в бригаде было 112). В течение двух недель сдерживали атаки немецких танков, а 4 декабря перешли в контрнаступление. Я был ранен: пулей в левое предплечье и ногу обожгло горючей смесью, которая использовалась для поражения танков противника. Я попал в госпиталь в Кинешму Ивановской области. Через полтора месяца был направлен командиром взвода ПТР 117-й дивизии.
В конце февраля дивизия заняла позиции на Калининском фронте.
Первую награду – медаль «За отвагу» я получил за бои под Москвой. От нашей роты численностью 145 человек после трехдневных боёв осталось чуть больше 30. Командный состав был выбит весь: за офицерами охотились «финские кукушки», снайперы. А командиры были в белых полушубках, по этим полушубкам их и отличали. Я оставался последним сержантом в роте. Приказали занять оборону на стыке просёлка и просеки, и не пропустить немцев. Оборонялись мы около полутора часов. Окопаться нельзя: под снегом и льдом – вода. Подняли станковый пулемет и две ленты по 250 патронов, – бросили отступавшие части. Ленты замёрзли, отогрели их, как могли. Установили два пулемёта на флангах (ручной и станковый), и держались, пока на помощь не подошла стрелковая рота.
Орден Красной звезды – за то, что подбил немецкую самоходку «Фердинанд». Это было в Белоруссии. В лоб такую машину ПТР не пробьет, и мне удалось попасть в вертлюг, в основание башни, и в гусеницу.
У немцев, особенно в начале войны, вооружение было лучше, и связь. Скажем, наша катушка с телефонным кабелем весила килограммов 30, а на ней – 800 метров вровода. У немцев при том же весе на катушке – до двух километров. Потом, рации. У них связь поддерживалась и с самолетами, и с танками. Одно время даже действовал приказ – нам разрешалось вооружаться иностранным оружием, которое по своим качествам не уступает советскому. Но постепенно оружие у нас становилось всё лучше. И недаром в конце войны такая прибаутка родилась. Немец говорит: «Мы вас, русских, воевать научили!». Русский в ответ: «А мы вас воевать отучим!».

Наши за границей

Когда наша армия подошла к границе, было обращение военсовета фронта к бойцам – как вести себя за границей. Сейчас много неправды говорят по этому поводу. Наша дивизия одной из первых вступила на территорию Польши, вошла в город Хелм. На польской территории было неспокойно. В лесах орудовали банды националистов, они мстили тем полякам, которые нам помогали. Поляки вообще встречали нас не слишком дружелюбно. Скажу больше (может быть, это кому-то покажется непривычным): в Германии мирное население относилось к нашим бойцам лучше, чем в освобожденной Польше! После войны я был в группе оккупационных войск, много общался с немцами. Сначала они очень напуганы были, но потом оценили наше отношение. Случаи мародёрства если и были, - кара следовала суровая: или расстрел, или длительный срок.
После освобождения Варшавы мы двинулись на Познань, где была сосредоточена крупная немецкая группировка. Я к тому времени был переведён старшиной батареи 45-мм пушек. 6 пушек в батарее, три взвода, по две пушки на взвод. Наша часть входила в состав армии Чуйкова, 62-й. Фронт двинулся дальше, к Одеру, а нас, две дивизии, оставили уничтожать познаньскую группировку. Потом оказалось, что в Познани было 60 тысяч немцев. Сопротивлялись они ожесточённо, целый месяц. Укрепились в цитадели, в фортах. Потом, когда положение у них стало безвыходным, а приказа сдаться так и не поступило, командующий группировкой застрелился. Оставил записку для наших войск с просьбой позаботиться о раненых. И после этого немцы стали сдаваться в плен. 23 февраля Познань была очищена от врага, и наша дивизия получила почётное наименование Познаньской краснознамённой. За эти бои я получил второй орден Отечественной войны, а первый – за форсирование Вислы.
Тем временем войска вышли на Одер, мы их догнали. Стояли на Одере больше месяца, готовились к прорыву, сосредотачивали силы. И в это же время… помогали мирным жителям. Почему-то нигде, ни разу я не встречал упоминания об этом. На своих лошадях все, кто умел крестьянствовать, в основном люди старшего возраста, пахали землю, сеяли овёс. Так что посевную провести успели. И очень обидно слышать сейчас, будто наши войска оставляли за собой «кровавый след». Нет, это немцы, отступая, оставляли за собой один пепел. Видел я сожженные деревни и города в Московской, Калининской областях, в Белоруссии…
Еще помню такой случай. Наши войска уже взяли Берлин. У меня в батарее табельно числилось 24 лошади, но на самом деле было 25: одна – моя, я себе хорошего немецкого коня нашел. Пришла команда: сдать наши 45-миллиметровые орудия, получить 57-миллиметровые, которые цеплялись к американским «доджам». Значит, соответственно, сдать лошадей. Я приезжаю к своим ребятам, – надо, говорю, готовить лошадей. «Товарищ старшина, - говорит один, - тут приходил какой-то немец, из гражданских, – просил коня». «Отдайте», – говорю. После войны в Германии тоже еды не хватало. Выбрали хорошего коня, отдали. Потом приезжаю, мне показывают плащ-палатку. А под ней – колбаса копчёная, из конины! Это тот немец привез. Причем всё подсчитал, – чтобы было ровно поровну! Вот такие взаимоотношения у нас были.
Конец войны. Англичане рвались к Берлину, чтобы успеть раньше наших. Наша армия обошла Берлин и вышли к Магдебургу, на Эльбе. Там встретились с союзниками – англичанами. Но они так стремились как можно дальше на восток пройти, что даже десант высадили в районе Берлина. Так что даже было одно небольшое боестолкновение с союзниками. Хотя, в целом, встречались, как друзья, иногда братались даже.

Всё страшное - позади

Для Парада Победы в июне 45-го от каждого из фронтов был сформирован полк. В нашем I Белорусском – тоже, и я попал в этот полк. Отправили в Москву, после парада вернули в группу оккупационных войск.
Потом участвовал в парадах в честь 45-летия Победы в 1990 г., в честь 50-летия в 95-м, 55-летия в 2000, и в нынешнем году, в честь 60-летия. Нынешний парад был очень хорошо организован, сразу после парада нас принял президент Путин В.В. в Кремлевском дворце.
Помню, когда ветеранов собрали в Москве на 40-летний юбилей битвы под Москвой, мне позвонили из министерства обороны: «Вы на встрече будете выступать!». Я отвечаю: «Я боюсь, что вы!..». А мне в ответ: «Всё страшное уже позади…». И действительно выступил, – вспомнил бои на Можайской линии обороны, и те слова, которыми напутствовал нас генерал Лелюшенко. А он сидел в президиуме, и после моего выступления подошел, крепко пожал мне руку…
С супругой своей, Надеждой Васильевной, познакомились в 1947 году, а в следующем году поженились. Мы счастливо прожили 53 года. У нас трое детей: дочери Люба и Ольга и сын Александр. К сожалению, несколько лет назад Надежда Васильевна умерла.
Нынешняя моя супруга, Мария Петровна, – труженица тыла. 18-летней была мобилизована на заготовку деревянных болванок для автоматных лож, потом служила в военизированной охране, – охраняла военный завод.
Растут правнуки. Жизнь идёт своим чередом. И хочется верить, что всё страшное, действительно, уже позади.

[ Назад ]
  

Герои книги «Мудрость Победы»

Аксёнов В.Г.
Аксёнов И.Н.
Бердников Н.В.
Богомаз Н.С.
Богоряд Б.Е.
Брандт Л.В.
Голещихин П.Е.
Дирин Н.Г.
Коваленко Г.Ф.
Козлов А.К.
Кузин В.Я.
Литвенко Ф.И.
Мазирко М.И.
Малахова В.И.
Марина О.Н.
Меньшиков В.И.
Михетко В.В.
Мишуров Ф.М.
Моравецкий Д.В.
Обидо П.А.
Оглоблин П.Н.
Огородников Л.П.
Осипов В.П.
Осипова А.П.
Петроченко В.С.
Полещук Е.М.
Попов Л.Е.
Преданников И.П.
Сипайлов Г.А.
Степанов Л.П.
Сулакшин С.С.
Тарасенко Я.А.
Тарасов Г.И.
Тимофеев Л.К.
Тихомиров И.А.
Фоминский Ф.А.
Хаскельберг Б.Л.
Чучалин И.П.
© "Сибирский проект" 2005-2006
(634050), г. Томск, ул. Беленца, 11 ,т.:51-14-27, 51-14-28, ф.: 51-14-45
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 3769
 сегодня посетителей 562