Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     19.12.2007


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
инвесторы проекта
фотоархив
СМИ о проекте
анкеты проекта
Акция "Книга Победителей"





ФОТОАЛЬБОМ

Новый номер журнала «Следующий шаг»



Томск





Фотоархив:

1941. Одноклассники.

Красноармейская книжка

1944 г. Карелия.

Возложение цветов.

С супругой.

Инвестор публикации:
Томский военно-медицинский институт




Огородников Леонид Павлович

Родился 29 марта 1923 года в д. Барабаш-Левада Уссурийской обл. Приморского края. После переезда семьи в Томск учился в СШ №11, 5 и 9. Окончив 9 классов, в октябре 1941 г. добровольцем пошел на фронт. Попал в минометчики, с февраля 1942 г. – в составе 143-го Отдельного лыжного батальона на Карельском фронте. В апреле 1942-го был ранен. После выхода Финляндии из войны в 1944 г., воевал на 4-м Украинском в составе 32-ой отдельно-лыжной бригады. Участвовал в Моравско-Остравской операции. Войну закончил в Чехословакии. Всю войну прошел в звании рядового лишь в самом конце получил первую «лычку» – ефрейтора. Затем принял участие в войне с Японией. Служил на Чукотке. После демобилизации в 1947 г. вернулся в Томск. Поступил в Институт инженеров железнодорожного транспорта. После института два года был на партийной работе; с 1955 по 1986 гг. работал на Томском электротехническом заводе начальником теплоцеха. В 1990-97 гг. работал в Томском военно-медицинском институте.
Награды: ордена Красной Звезды, Славы II и III степеней, Отечественной войны II степени, Трудового Красного знамени; медали «За отвагу», «За оборону Советского Заполярья», «За победу над Германией», «За победу над Японией» и другие.

Первые бои

Нас было четверо из одного класса, добровольцами попросившихся на фронт. По направлению райкома комсомола райвоенкомат направил на 3-месячную учёбу. А мы молодые, с оружием дела не имели. Попал я в минометчики, первым номером (командиром минометного расчета). Минометный расчет – три человека: наводчик (первый номер), заряжающий и подносчик мин. Мина у 82-миллиметрового миномёта тяжёлая – 3 кг 600 г.
Погрузили в эшелон и повезли через всю страну на Карельский фронт, в район станции Лоухи. С февраля 42-го – на передовой, в составе 143-го отдельного лыжного батальона. Нашей задачей было ходить в тыл противника: взять «языка», определить укрепрайоны. Бывало, громили базы, склады боеприпасов.
Зима выдалась холодной, а мы в шинелях, - тех самых, которые выдали в Бийске, в «учебке». Кстати, в этих шинелях мы так и провоевали до 44-го года.
Север. Места болотистые, среди болот – участки суши; там финны и оборудовали опорные точки. Самое страшное воспоминание – как наш батальон попал в засаду. 250 человек было в батальоне, противник устроил нам ловушку. После очень тяжелого боя в живых осталось 18 человек, из низ 10 – ранены. Раненых несли на себе, пробираясь к нашим. Вышли всё же.
На войне много было такого, о чём и вспоминать не хочется. Миномётчики позади пехоты шли. И вот идём, вокруг – поле битвы. Останки людей разбросаны и по полю, и даже по деревьям висят, - «целых» тел почти нет. Такое один раз увидеть – и то с ума можно сойти. Особенно страшно то, что человек человека без пощады убивает. «Работа» такая военная…

Ранение

26 апреля 1942 г. меня ранило. Еще холода стояли. Мы шли походным порядком, и попали под обстрел: мины, снаряды. Осколки сыпались градом. И один осколок зацепил меня, ударил в лопатку. В этом бою из нашего взвода 22 человека было ранено, один погиб. Рана у меня была легкой – всего неделю пробыл в медсанбате; вытащили осколок, подштопали, - и в строй. Хотя правая рука плохо слушалась, приходилось её «разрабатывать».

Бывало и такое

Вообще, на фронте трудно было не только потому, что могли ранить, убить. На фронте тоже бывало и голодно, и холодно. Мы в ботиночках, помню, по льду шли. Лед под ногами «ходит». Кто-то проваливался.
Ночью, в дозоре, тоже страшновато было. Там, на севере, гагары – вот же способности у птицы! Сидишь, слушаешь, - вдруг ребенок где-то в лесу заплачет. А то подплывет по воде незаметно, - да как рявкнет!.. Местные карелы из гагарочьих шкур тапочки делали, пухом внутрь: и тепло, и «ноские».
Случались несчастья, по глупости или неосторожности. Когда несколько часов возле миномета – глохнешь, выстрела уже не слышишь. Это опасно: заряжающий подумает: осечка, - и вторую мину в ствол! А то бывало по три заряда дополнительных делали, - как ударит, в голове гудит, и миномёт вместе с плитой (а плита тяжелая, больше 20 кг) подпрыгивает.
Был случай, хотели немецкую мину испытать, - как она, подойдет ли для нашего миномёта. Миномёты у немцев калибром чуть-чуть отличались. То мина чуть уже ствола, то у другого калибра – на миллиметр шире. Ну, сели минометчики кружком. Стали заряжать, а мина взорвалась в миномете. Таким образом, из строя вышло 19 бойцов…
Вообще, после первых ожесточённых боев фронт в Карелии надолго стабилизировался. Бывало, в спокойные дни мы на охоту ходили. Там птицы много – глухари, утки, другая дичь. Я с карабина так пристрелялся – одним выстрелом двух уток подстреливал! Надо только дождаться, когда утки друг возле друга так окажутся, чтобы головы совместились.
С питанием туговато было, так вот дичью паек дополняли. А еще – ягодой: идешь, бывало, а вдоль проселка – всё красное от брусники! Витамины.

С севера – на юг

После окончания войны с Финляндией нас в Вологду отправили, на отдых и переформирование. Из Вологды в валенках выехали, зима еще, а приехали на юг, - там уже лужи, весна.
Тяжелые бои были в Чехословакии. Но сначала прошли через Закарпатье, перешли границу. Дорога через горы, и налегке-то идти тяжело, а тут минометы, боеприпасы… Выручали лошадки-«монголки».
В Чехословакии с немцами в бой вступили. Конец войны, а они сопротивлялись очень ожесточенно. Чехословакия для Гитлера много значила с её углем, сталью, развитой промышленностью. Город Моравскую Остраву на Одере немцы превратили в настоящую крепость. Хотя у нас уже и оружие было мощное, и техника: гвардейские минометы («катюши»), танки, артиллерия. И 10 дней не могли Остраву взять. Только поднимется пехота в атаку, - а немцы - из крупнокалиберных пулеметов! Хорошо, неподалёку что-то вроде оврага было: мы там окопчики отрыли, прятались от огня.
Наконец, наши с флангов поднажали, и с 30 апреля на 1 мая мы вошли в Остраву. Город лежал в руинах. Но это не от наших пушек и бомб: немцы, отступая, всё, что могли, взрывали. А жители выходили нам навстречу из развалин, встречали. Очень хорошо нас чехи встречали, как освободителей.
Но бои еще продолжались, на Западном фронте немцы уже капитулировали, а у нас дрались ожесточённо.
А орден Славы я получил за форсирование Одера (Одры по-чешски) в Чехословакии. Наши части захватили на западном берегу плацдарм, с пехотой переправилась и минометная рота. Несколько дней отбивали атаки, - немцы нас сбросить пытались. Но мы выдержали до подхода основных сил.
Дальше мы двигались спокойно, хотя и случались отдельные стычки. 8 мая, когда до Праги оставалось километров 80, объявили об окончании войны.
Дали нам немного отдохнуть и отправили к Львову. Топали пешком, по дороге снова перестрелки, бендеровцы нападали. А во Львове посадили по вагонам и повезли опять через всю страну – на Дальний Восток.

Чукотка

На Дальневосточном фронте мы повоевали недолго: японцев уже до нас, как говорится, поколотили.
Ну, а после войны с Японией две бригады – нашу 32-ю и 31-ю погрузили на корабли и привезли в Анадырь на Чукотке. Зима 1945-46 годов была жуткой. Зимовали в палатках. Хотя они и утепленные, но промерзали. В палатке 40 человек, в двух концах – самодельные печки из железных бочек. Печки топили круглые сутки, за углем ходили на угольную шахту, носили его в вещмешках. В первую очередь – для кухни, остальное – для обогрева. В палатках нары в два яруса. Внизу холодно, а на втором ярусе, бывало, ночью носы к брезенту примерзали! Много людей замерзло насмерть. Обидно очень: всю войну прошли, живые остались, и такую смерть приняли в мирное время! Вторая зимовка прошла легче: нас переправили в бухту Провидения. Там была погранзастава. Туда привезли лес, и за короткое полярное лето мы успели бараки построить.

Мир

В августе 47-го я вернулся в Томск. Моя одноклассница, будущая супруга, Александра Георгиевна, меня ждала. В 48-м мы поженились. Она тоже хлебнула лиха. И на лесоповале была, и за ранеными ухаживала. В 1941-42-м годах оканчивала 10-летку. Учились в третью смену, а днем работали. Разносили повестки, работали на строительстве. А когда раненые в город стали прибывать, - при госпиталях. Работала Александра Георгиевна в детском саду. Работали, бывало, сутками: родители сутки на работе, и дети в садике сутки.
Еще одна работа была – выздоравливающих из Томска домой сопровождать. Первая её поездка была, кстати, в Беслан. Немцев с Кавказа только-только прогнали. Ехали в «телятниках». До Москвы 7 суток, там пересадка. «Подопечные» сами выйти из вагона не могли: на руках выносить приходилось.
Запомнилась поездка в Прикарпатье. Там неспокойно было: националисты-бендеровцы на машины на дорогах засады устраивали, взрывали. Короче, как говорит Александра Георгиевна, «насмотрелась страстей».
Потом была мирная жизнь, - и работа, работа. Я до 86-го года работал на оборонном заводе – ТЭТЗ, потом – в Военно-медицинском институте. А супруга там и до сих пор работает. 58-й год мы вместе.
Что еще сказать? Я много лет на заводе проработал, и потом, выйдя на пенсию, часто к ребятам в цех приходил. А потом заказов у завода не стало, и предприятие начало умирать. Больно было видеть это. Будто человек умирает. Распродали оборудование, цеха стоят пустые, темные, кругом мусор, запустение… Лучшие кадры уволились, а те, что остались, еле-еле концы с концами сводят. Так что давно я уже туда не хожу. А ведь когда-то был образцовый завод. Случись какая авария на нашем участке – я отвечал за коммунальную службу, - так закон был такой: как хочешь упирайся, изворачивайся, но чтобы к началу рабочего дня все было налажено и готово к работе.
…А из моих одноклассников, с которыми мы вместе добровольцами на фронт отправились, никто не вернулся. Николай Фуфаров и Герман Чепраков в начале войны погибли. Николай Новиков был ранен, приезжал в Томск лечиться. Мог бы и не возвращаться на фронт, - но он добился, чтобы снова в строй встать. И в самом конце войны погиб.

[ Назад ]
  

Герои книги «Мудрость Победы»

Аксёнов В.Г.
Аксёнов И.Н.
Бердников Н.В.
Богомаз Н.С.
Богоряд Б.Е.
Брандт Л.В.
Голещихин П.Е.
Дирин Н.Г.
Коваленко Г.Ф.
Козлов А.К.
Кузин В.Я.
Литвенко Ф.И.
Мазирко М.И.
Малахова В.И.
Марина О.Н.
Меньшиков В.И.
Михетко В.В.
Мишуров Ф.М.
Моравецкий Д.В.
Обидо П.А.
Оглоблин П.Н.
Огородников Л.П.
Осипов В.П.
Осипова А.П.
Петроченко В.С.
Полещук Е.М.
Попов Л.Е.
Преданников И.П.
Сипайлов Г.А.
Степанов Л.П.
Сулакшин С.С.
Тарасенко Я.А.
Тарасов Г.И.
Тимофеев Л.К.
Тихомиров И.А.
Фоминский Ф.А.
Хаскельберг Б.Л.
Чучалин И.П.
© "Сибирский проект" 2005-2006
(634050), г. Томск, ул. Беленца, 11 ,т.:51-14-27, 51-14-28, ф.: 51-14-45
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 3776
 сегодня посетителей 564