Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     23.09.2009


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
приглашение в проект
участники проекта
время Сибири
анкеты проекта
письма и рекомендации
СМИ о проекте



отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
ФОТОАЛЬБОМ




Следующий Шаг. Новый номер!



Томск


  КТО есть КТО в Большой Сибири. ХМАО-Югра 
 по фамилии  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 
 по организации  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 


Резюме

ХРОМОВ Сергей Николаевич
Директор ЗАО «Кондалес»

628206, Кондинский район, пос. Мортка, ул. Г.М. Борисова, 3.
Тел.: (34677) 3-00-50
Факс: (34677) 3-00-57
ukonles@yandex.ru


Лес — возобновляемый ресурс, и сегодня на участках, где в 60-х годах работали бригады леспромхоза, уже растут взрослые деревья. И цены на лесную продукцию растут, и спрос есть. Конечно, в нашей отрасли не такие высокие прибыли, как в нефтяной промышленности, но работать можно!


ДЕЛО

 

Кондинский район — это лесная промышленность. Лесная промышленность — это леспромхоз, лесодобывающее и лесоперерабатывающее предприятие, существующее ещё с советских времён. Леспромхоз с 2001 года — это ЗАО «Кондалес», которое с 2005 года возглавляет Сергей Николаевич Хромов.

 

Пионеры

Зимой 1959 года на место будущего Южно-Кондинского леспромхоза прибыл десант первопроходцев. Перед ними была поставлена задача: выяснить, имеется ли здесь сырьевая база для крупного лесозаготовительного предприятия. Изыскания показали: леса надлежащего качества в районе достаточно. А проблема вывоза древесины на южные деревоперерабатывающие заводы должна была решиться благодаря строящейся здесь железнодорожной ветке.

Вскоре началось строительство посёлков лесозаготовителей. 1964 год — Куминский, 1965-й — Мортка, 1967-й — Междуреченский,. Темпы строительства были просто неслыханными: так, в 1967 году студенческий стройотряд построил 100 двухквартирных жилых домов из готовых деталей за 55 дней!

Тем временем к станции Мортка подошла железная дорога, и леспромхоз начал свою работу.

 

Расцвет

Более двадцати лет предприятие росло и активно развивалось. В лучшие свои времена оно отгружало 800 тысяч кубометров древесины в год. Открывались новые цеха, поступала всё более совершенная техника, появлялись новые формы работы. На базе Южно-Кондинского леспромхоза действовала всесоюзная школа передового опыта. Укрупнённые лесосечные бригады, работающие круглосуточно, вахтовый метод лесозаготовок — всё, чему кондинцы научились сами, они передавали коллегам из Томска и Архангельска, из Карелии и с Дальнего Востока.

В 1986 году директором предприятия стал Геннадий Михайлович Борисов. Сразу после его вступления в должность леспромхоз в порядке эксперимента перешёл на новые условия хозяйствования. Цель — увеличить выпуск продукции и укрепить хозрасчёт. Помимо приобретения современной техники и рациональной организации рабочего времени, на предприятии впервые в отрасли была внедрена новая система оплаты труда. Зная расценки за единицу произведённой продукции, каждый работник предприятия, закончив смену, мог легко сосчитать, сколько и за что он заработал. Это положительно сказалось на темпах производства: выработка на одну лесозаготовительную бригаду возросла с 70 до 150 кубометров в год.

В начале перестройки предприятие столкнулось с проблемой неплатежей, были потеряны привычные рынки сбыта — переход от плановой экономики к рыночной был неизбежным, но болезненным. Единственный способ выжить для предприятия — снижая объёмы рубок, развивать лесопереработку и создавать новые производства. В 1988 году был запущен лесопильный цех. Через год в цехе ширпотреба стали изготавливать половую доску, вагонку, столярные изделия. Леспромхоз выпускал мягкую мебель и садовые домики, древесный уголь и пихтовое масло, даже кирпичи и колбасу — в начале 90-х Геннадий Борисов любой ценой старался сохранить предприятие.

 

Реорганизация

В то время, как Советский Союз распадался на независимые государства, так и крупные предприятия дробились на более мелкие, специализирующиеся каждое на своём. Так, из Южно-Кондинского леспромхоза выделились лесопромышленное предприятие «Юкон», которое возглавил Борисов, на базе мебельного цеха было создано АО «Юконмебель», на основе цехов лесопиления — АО «Юконпрофиль», а также столярная фабрика «Юкондрев». Сегодня эта фабрика является филиалом региональной лесопромышленной компании «Кода лес».

Нерешённым оставался вопрос использования дров и низкотоварной древесины, не находившей спроса в регионе. Ещё в 1993 году по инициативе Борисова разрабатывалась идея строительства завода МДФ, было закуплено оборудование, приглашены иностранные консультанты… Но из-за недостаточного финансирования завод появился в Мортке уже после смерти Геннадия Михайловича, в 2005 году. А «наследником» Борисова на должности руководителя лесозаготовительного предприятия, которое в 2003 году получило название «Кондалес», стал Сергей Николаевич Хромов.

 

Возрождение

— Время с середины девяностых годов до начала двухтысячных было для предприятия очень тяжёлым, — вспоминает Хромов. — Падение объёмов лесозаготовки, долги, неплатежи… Технику мы не покупали вообще — просто не на что было. Из-за задержек зарплаты коллектив сократился в два раза. Ещё таких года два, и предприятие могло бы умереть. Но благодаря усилиям оставшихся работников, патриотов леспромхоза, удалось выкарабкаться из сложной ситуации. Доходило до того, что акционеры брали кредиты под залог собственного жилья! И — выстояли.

За последние три года мы не задержали зарплату ни на один день. Ручная заготовка леса осталась далеко в прошлом — вся работа механизирована. Мы обновили технику на верхнем складе, лесовозный парк. Купили финские лесозаготовительные комплексы «Валмет», две валочные канадские машины. От советских агрегатов новая техника отличается примерно так же, как «Мерседес» от «Жигулей»: производительность в полтора раза выше — и комфорт, тепло, музыка. На такие машины охотно идёт работать молодёжь. Значит, и само предприятие молодеет.

Сегодня «Кондалес» занимается в основном заготовкой леса, его переработкой и отгрузкой. И напрасно советские экономисты считали неизбежным перевод посёлков на новое место, как только будет вырублен лес на старом. Предприятие и вместе с ним посёлок Мортка живут и развиваются.

— Новосибирский лесопроектный институт разработал для нас расчётную лесосеку — более миллиона кубометров в год, тогда как сейчас мы вырубаем всего 340 тысяч кубометров, — объясняет директор. — Даже при увеличенном объёме заготовок леса нам хватит на многие годы. Лес ведь возобновляемый ресурс, и сегодня на участках, где в 60-х годах работали бригады леспромхоза, уже растут взрослые деревья. И цены на лесную продукцию в последние два года растут, и спрос есть. Конечно, в нашей отрасли не такие высокие прибыли, как в нефтяной промышленности, но работать можно!

Впрочем, есть свои сложности. Во-первых, сезонный характер заготовки. Северные лесорубы работают пять-шесть месяцев в год — пока лежит снег. Летом в кондинские болота пути нет, и предприятию приходится брать подряды на строительство, ремонт — только бы занять людей. Во-вторых, здесь не так много высокосортной древесины: местные пихта и ель (основные породы деревьев) — сучковатые, «перестойные».

Но всё же клиентов у предприятия хватает. Основной заказчик — морткинский завод МДФ, потребляющий около 30 процентов продукции ЗАО «Кондалес». Очень много сырья вывозится в Пермскую и Свердловскую области, где расположены крупные перерабатывающие заводы.

— К сожалению, из-за отсутствия круглогодичной автодороги на юг лес приходится возить по железной дороге — а это очень дорого, — говорит Хромов. — Обнадёживают планы строительства в Мортке завода ДСП и фанерного комбината, которым мы могли бы поставлять лес в больших объёмах и по выгодной цене. Это было бы удачным вариантом для нашего предприятия, да и для экономики всего района. И, конечно, мы должны продолжать заниматься техническим и технологическим развитием производства — чтобы выйти на уровень лесозаготовительных предприятий западной части страны. Для этого нам потребуется 150 миллионов рублей и год-два времени.

 

Посёлок

Мортку, где находится контора ЗАО «Кондалес» и живёт большинство его работников, в 60-х построили лесорубы сами для себя — и сами обустраивали все последующие годы. Построили школы и детские сады, Дом культуры и магазины, дороги и линии электропередач — всё, что требовалось молодому растущему поселению. В конце 90-х повзрослевшая Мортка ощутила потребность в собственном храме. Деревянную, срубленную без единого гвоздя церковь  заложили в 2005 году, и совсем немного времени осталось до освящения. И заказчик, и основной подрядчик этого строительства — «Кондалес».

— Идея построить такую церковь принадлежит Борисову, — рассказывает Сергей Николаевич. — Когда Геннадий Михайлович лечился в Екатеринбурге, он любил бывать в монастыре на Ганиной Яме, на месте захоронения царской семьи, где стоит семь деревянных храмов. И мечтал, чтобы что-то подобное появилось у нас на Севере. Можно сказать, мы выполнили его наказ.

Поселковые объекты социальной сферы, построенные леспромхозом, давно переданы на баланс администрации городского поселения. Только котельная ЗАО «Кондалес» по-прежнему отапливает половину Мортки. Но предприятие и сейчас полностью включено в жизнь посёлка — ни один праздник, ни одно важное общее дело не обходится без участия лесозаготовителей.

Потому, что Кондинский район — это лесная промышленность. Лесная промышленность — это «Кондалес». А «Кондалес» — это посёлок Мортка.

 

ИМЯ

 

Начало начал

Родился Сергей Николаевич Хромов в 1962 году в городе Кудымкаре Пермской области. Его отец, Николай Ефремович Поздеев, работал там директором леспромхоза. В 67-м леспромхоз закрыли, отца перевели в Тюменскую область. А в 1975 году семья переехала в Мортку, и всю оставшуюся жизнь глава семьи проработал в Южно-Кондинском леспромхозе.

— Мои главные детские впечатления связаны с лесом, — вспоминает Сергей Николаевич. — Сколько я себя помню, мы жили в лесных посёлках, и отец часто брал меня к себе на работу. Звон пилорам, рёв лесовозов, смоляной запах свежесрубленных деревьев — всё это мне знакомо с раннего детства.

При выборе будущей профессии особых раздумий не было — только что-то связанное с лесом. И в 1984 году Хромов получил диплом инженера-технолога лесозаготовок в Уральском лесотехническом институте. Сразу после окончания он вернулся в Кондинский район и устроился на работу в леспромхоз — мастером.

— В тот период как раз шёл хозяйственный эксперимент: вводили многосменный режим работы, испытывали новую технику. Зарплаты у нас были большими даже по сравнению с городом. Да и сама работа мне пришлась по душе: целый день в лесу, на свежем воздухе и с техникой — какому молодому человеку это не понравится?

 

Принципы руководства

Южно-Кондинский леспромхоз — единственное место работы Сергея Николаевича. Здесь он начинал мастером лесозаготовок, был начальником нижнего склада… И сегодня занимает должность директора всего предприятия, на которую был приглашен советом акционеров в 2005 году.

— Считаю себя наследником Геннадия Михайловича Борисова — и моего отца, — говорит Хромов. — Именно эти люди, можно сказать, сделали из меня директора. Мои главные принципы и как человека, и как руководителя — порядочность и честность. Я не люблю, когда обманывают и не держат слово. Пообещал — надо сделать. Каким способом ты исполнишь обещанное — дело твоё, но если не уверен в своих силах — лучше вообще не обещай. У нас на этом принципе вся работа построена.

 

Другие пути

Жена Хромова, Ольга Викторовна, окончила Уральский лесотехнический институт, по специальности она химик-технолог. А работает хотя и вместе с мужем — в ЗАО «Кондалес», но бухгалтером.

Старший сын Хромовых учится на старшем курсе политехнического института в Свердловске, факультет экономики управления.

— Денис сказал: «Всё, в нашей семье лесников хватит», — говорит отец. — И я не стал препятствовать его желанию — зачем? Тем более что работать в лесной промышленности сегодня очень тяжело. И в Мортку сын возвращаться не собирается точно — он уже городской житель и работать будет в городе.

Дочь Ирина учится в десятом классе. С профессией и будущим местом жительства она пока не определилась — но «уж точно не в лесники». Не девичье это дело.

 

Родное

А старшее поколение Хромовых о перемене мест даже не думает.

— Я ведь здесь с 1975 года живу, привык уже, — говорит Сергей Николаевич. — Хотя чуть ли не каждый месяц езжу на родину в Пермскую область. У меня там много друзей, но жить мне больше нравится здесь. Слишком многое связано для меня с Морткой. Здесь похоронен отец, здесь родились мои дети, здесь моя работа. Да и просто мне нравится здешняя природа. Наш любимый семейный отдых — съездить в лес. Не на охоту — у меня даже ружья нет — а просто побыть в лесу, на озёрах, посидеть с удочкой. Техника сегодня есть всякая, поехать можно куда хочешь. А комары? Привыкли мы уже к комарам. Недостатки везде какие-то есть.

Просмотров : 3563

  
© "Сибирский проект" 2005-2009
634003, г. Томск, ул. Ачинская, 15Б, офис 16
телефоны: (3822) 783-416, 783-417, 783-418, 783-419, 783-420
факс: (3822) 783-416
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 1907
 сегодня посетителей 170