Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     19.12.2007


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
приглашение в проект
участники проекта
время Сибири
анкеты проекта
письма и рекомендации
СМИ о проекте



отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
ФОТОАЛЬБОМ




Новый номер журнала «Следующий шаг»



Томск


  КТО есть КТО в Большой Сибири. ХМАО-Югра 
 по фамилии  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 
 по организации  А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 


Резюме

ПАВЛОВСКИЙ Александр Александрович
Генеральный директор ЗАО «БИОКОМ»

628400, Сургут, бульвар Свободы,2
Тел./факс: (3 462) 24-80-43

– Сургут стоял, стоит и будет стоять на неординарных и инициативных в любой ситуации людях, не боящихся риска и ответственности. Другие просто не сумеют здесь выжить – без широкого размаха, без творческого подхода.

ВОСПОМИНАНИЯ

— В своей жизни я много учился. С юности пошел по пути энергетика — поступил в железнодорожный техникум в Днепропетровске. После его окончания поехал по комсомольской путевке на Донбасс, где только начиналась электрификация железной дороги. Однако молодым специалистом долго работать не пришлось: следующие три года прослужил в Военно-морском флоте. В ВМФ тогда служили четыре года. Но мне было поставлено условие: если приведешь дисциплину в части в идеальное состояние, уйдешь домой. И я демобилизовался на год раньше.

В те годы Н. С. Хрущев взял курс на развитие сельского хозяйства, это направление стало очень модным. На этой волне я и поступил в Киевскую сельхозакадемию на факультет энергетики и электрификации. Окончил вуз с отличием и остался работать в Киеве в проектном институте, однако вскоре кабинетная работа наскучила, от кандидатской диссертации я тоже отказался. Хотелось найти занятие по душе, возможность для самореализации. Именно в этот момент друзья познакомили меня с Игорем Алексеевичем Киртбая, который в то время уже начинал большое дело электрификации Западной Сибири, он был главным инженером мехколонны. Об этом колоритном человеке можно рассказывать часами: он был интересной личностью, обладал неиссякаемым оптимизмом, имел широчайший кругозор и был в великолепной спортивной форме. Он мог быть очень элегантным, а мог материться как сапожник. Киртбая позвал меня работать на север и помогал во всем, начиная с одежды: я приехал в валенках и фуфайке, а без полушубка, шапки-ушанки и унт можно было умереть от холода. Этот неунывающий человек вселял уверенность в окружающих, не давал расклеиться, приспосабливал нас к северу. Сейчас в Сургуте есть улица, носящая его фамилию — такой был замечательный человек!

Я немало сил вложил в Западную Сибирь, в Сургут. Значительная часть моей жизни была посвящена энергетике Западной Сибири — самому мощному, позарез необходимому в этой темноте, в этих болотах делу. Мы помогали раскрывать своеобразие сибирской земли: ведь наверху она скудная, бедная, суровая, — а недра богатейшие, но без электроэнергии ничего не взять.

Развитие энергетики в Западной Сибири стартовало в Сургуте. Предприятие, которое начинало строить линии электропередачи и подстанции, называлось «Мехколонна № 14», его контора располагалась в конюшне местного совхоза. Туда я и приехал работать в 1969 году по комсомольской путевке из Киева. Мы, молодые, малоопытные прилетали на вертолетах в совершенно необжитую местность и должны были с нуля начинать огромное строительство. Приходилось преодолевать массу чисто физических трудностей. В 55-градусный мороз меня поселили в вагончик, где можно было примерзнуть к стенкам. Приехав на север в конце навигационного периода, мы не успели сделать запасы и остались с минимальным количеством провизии. Бывали недели, когда мы ели без хлеба на завтрак гороховую кашу, на обед – гороховый суп и на ужин — гороховую кашу и гороховый суп. Рабочих рук тоже не хватало, поэтому для самого тяжелого физического труда привлекали условно освобожденных. Нетрудно себе представить, что при таких условиях работы и с таким питанием весь этот контингент однажды взбунтовался. В этот момент Игорь Алексеевич взял на себя смелость и попытался утихомирить голодный и злой народ. На пятнадцать минут пламенной речи о важности начатого дела он даже перестал заикаться, вся ватага стояла в слезах, замерзающих на морозе. Тогда я увидел красоту умения управлять собой и людьми, которые чуть ли не в обнимку пошли работать.

А дальше? Дальше было много работы, с 1968 до 1991 года мы опутали линиями электропередач практически всю Западную Сибирь. На нефтяных месторождениях все линии и подстанции строились «с нуля». Мы работали с сумасшедшим азартом, бешеным энтузиазмом. Для сравнения: сегодня мехколонна ставит максимум 40 опор и забивает 300 свай в месяц, мы ставили в день по 28 опор и забивали около 60 свай. «Мехколонна № 14» уже к 1974 году выросла в «Запсибэлектросетьстрой», а в 1978 году — в главк.

Строительство давалось очень тяжело, нужно было укладываться в период между ледоставом и ледоходом. В болотах тонули машины, техника. Практически полностью в нашем распоряжении был единственный гражданский вертолет Тюменской области, с помощью которого ставились  сорокатонные опоры в болотистых местностях. Наша работа была творческой, нужно было постоянно справляться с экстремальными ситуациями, делать все качественно и быстро, несмотря на невыносимые условия севера. Одним из самых сложных этапов было строительство перехода 500-киловаттной линии Тюмень — Сургут через реку Обь. Это был один из первых проектов такого масштаба в СССР, высота опор составляла 188 метров.

Я часто вспоминаю тех, с кем доводилось работать. Молодых энергетиков-строителей, подстраховывали и учили опытные товарищи. С нами работал исключительно честный, изумительный человек, жемчужина советской энергетики Орест Васильевич Караваев. Он всегда старался быть там, где тяжелее всего. Такие люди ценились на севере, он научил многих и меня лично любить труд.

Практически с самого начала мы работали вместе с Раисом Габдурахмановым, который быстро стал бригадиром и настоящим асом своего дела, несмотря на то, что ранее был далек от энергетики. Во времена перестройки я взял его к себе водителем, но он сумел найти применение своим знаниям и сегодня владеет одним из лучших предприятий по строительству линий электропередачи.

Предприятие развивалось, и я тоже прошел весь карьерный путь: сначала был инженером, затем — мастером, прорабом, начальником участка и дошел до главного инженера треста. На высоких должностях также приходилось преодолевать немало трудностей, но уже связанных с организационными вопросами по своевременной поставке материалов. Можно сказать, что Остап Бендер бледнеет перед нашими ухищрениями. Так, когда утонули две баржи со специально для нас изготовленной арматурой, я поехал на завод в Славянск. Попытки официально в срочном режиме наладить изготовление провалились, и тогда я обаял сотрудницу завода, которая помогла организовать изготовление нужных нам деталей по ночам.

Увы, к 1991 году перестали поступать заказы на работу, и наш могучий трест развалился первым. Страшно вспомнить, как расходились люди, как растаскивалось имущество, как все разваливалось на глазах. Так начался следующий этап моей жизни. Я, специалист высокого класса, остался невостребованным!

ДЕЛО

— Стоит сказать, что Сургут был отсыпан на болоте песком. Люди приезжали из самых разных городов и впадали в уныние от серых улиц, серых домов. В квартирах приходилось по два раза в день делать уборку, так как на всем очень быстро появлялся налет пыли. Ни о какой зелени на улицах не могло быть и речи, в пресловутом песке не приживались никакие растения. Тогда опять же Киртбая подкинул мне идею — перерабатывать торф в удобрения. Самым сложным было перестроиться на волну предпринимательства – приходилось ломать все представления о жизни, а ведь я был уже предпенсионного возраста. Наше предприятие оказалось в безнадежном положении из-за недостатка финансов для организации продаж удобрений. Казалось, что это конец, но на наших удобрениях стала появляться трава… Начались эксперименты, мы хотели создать газоны и клумбы, которые выживут на севере. Было ощущение, что мы растим траву и цветы в космосе, где жизнь невозможна в принципе. Но в конце концов мы научились создавать плодородную землю.

Эта разработка могла изменить облик Сургута, и воплотить проект озеленения города помог Владимир Алексеевич Барташов, ныне первый заместитель мэра. Совместно мы создали четыре небольших предприятия, где было отточено умение выращивать цветы, деревья, кустарники, разбивать газоны в суровых условиях севера Сибири. Мы условно разделили город на четыре района – каждое предприятие в ответе за свой. Компания «Росток», Сургутская озеленительная компания, «Сургутзеленхоз» и возглавляемое мною ЗАО «Биоком» — все мы работаем на дело озеленения Сургута.

Я могу с уверенностью сказать, что среди северных городов только в Сургуте эффективно решена проблема качественного, постоянного благоустройства города. И порядок сохраняется, так как для реализации программы благоустройства созданы не только частные предприятия, но и специальный комитет, этим вопросам уделяет достаточно внимания и глава города. Интереснейший проект, который мы воплощаем в жизнь, — ботанический сад. В северном городе эта затея может показаться абсурдной, но для меня это еще один шаг на пути к красивому и зеленому Сургуту. Чтобы грамотно подойти к решению этой задачи, я поехал в Санкт-Петербургскую государственную лесотехническую академию (в Питере сходный климат, наши города расположены на одной параллели), где познакомился с ведущим специалистом Виктором Смертиным. Он не только помогает создавать сад, но и дает дельные советы по проведению дендрологических исследований и созданию красивых ландшафтов в городе. Благодаря нашему сотрудничеству сегодня можно любоваться такими «произведениями», как Центральный сквер, парк «За Саймой». Мы не стоим на месте, как жителям молодого города нам интересно все новое и передовое. По собственным чертежам мы создали вертикальные клумбы в форме ваз, Чебурашки, медвежонка, слона.

На благо города мы работаем совместно с комитетом землепользования и озеленения. Кроме того, еще одна часть работы — это очистка дорог и тротуаров. Мы взяли это на себя, так как иначе вся грязь дорог окажется на наших газонах и клумбах. Новая дорожная техника позволяет аккуратно убирать улицы города. В этом направлении мы сотрудничаем с дорожно-транспортной дирекцией. Также мы ухаживаем за территориями школ, детских садов, стадионов. Сегодня, проходя по улицам любимого города, я горжусь проделанной работой и понимаю, что хотя люди, возможно, и не осознают, какой это труд — создать зеленый оазис в пустыне, они благодарны нам и любят свой город.

ИМЯ

— Сам я хохол, дед у меня имел польские корни и был свободным художником, бабушка цыганка, родители матери были чистокровными запорожскими казаками. Мой дед Алексей Омильянович Кобушко, несмотря на то, что не состоял в партии и не работал в колхозе, был очень уважаемым человеком. К сожалению, в эпоху Сталина было сложно отслеживать свои корни, боялись говорить даже о родителях...

Жена Надежда Ивановна и две наши дочери живут в Санкт-Петербурге. Когда я почувствую, что пора уходить на отдых и есть надежные люди, которые продолжат мое дело, уеду к ним. Сейчас готовлю в преемники своего зятя.

Моя супруга — стойкая женщина, вместе со мной она выдерживала все тяготы и невзгоды, неустроенный быт и скитальчество. У старшей дочери Натальи трое детей: Дашеньке двенадцать лет, Машеньке три года, а Димочке один месяц. Младшая дочь Аля с отличием окончила юридический институт. Она очень талантливая — поет, играет на пианино и гитаре, занимается йогой, увлекается американскими танцами.

 

Хобби

Строительство линий электропередачи не оставляло мне времени на увлечения. Единственное, чем я всегда с удовольствием пользовался, — это возможностью путешествовать в отпуске. Я очень люблю море.

Недавно я прочитал, что такие долгожители, как Буденный, Молотов, Ворошилов, были большими любителями бильярда, и тоже к нему пристрастился. Даже дома у меня есть свой бильярдный стол, так как я хочу прожить в добром здравии как минимум до ста лет. Эта игра — не только для души и ума, но и для того, чтобы оставаться в форме: азарт не позволяет стоять на месте, приходится много ходить, принимать замысловатые позы, в общем, не расслабляться.

Кроме этого, я являюсь мастером рейки — системы самосовершенствования. Я верю во вселенский разум, хотя мне трудно предположить, в какой он существует форме.

 

Политика

К большому сожалению, всевозможные думы, да и другие властные структуры — это «кормушка» для говорунов, которые находятся в стороне от инициативной творческой жизни. Это неправильный, неподходящий для России способ руководства, но, как говорил Черчилль, «демократия — наихудшая форма правления, если не считать всех остальных». Правительство Ельцина пустило под откос всю страну, разгул хаоса и бесшабашности до сих пор вызывает мороз по коже. Путин же, хотя и не хозяйственник, — глубоко порядочный человек и руководитель, он сделал очень много для России. Однако теперь будет лучше, если он уйдет и отдаст бразды правления основательному и сильному деятелю. Мне в этом плане вполне подходящей кажется фигура Сергея Собянина, политика с большим опытом, грамотного и рассудительного человека, ныне — руководителя администрации президента РФ.

 

Перспективы

Говоря о развитии северных территорий, добавлю — мы недооцениваем необходимость создания высокотехнологичных предприятий по переработке нефти и газа. «Черное золото» должно не утекать от нас по трубам, а, как уже ограненные алмазы, продаваться малыми объемами за огромные деньги.

Будущее — и за торфом, к переработке которого особо еще не приступали. А ведь в Западной Сибири самые большие в мире запасы этого вида ресурсов.

Я побывал во многих странах и внимательно наблюдал за людьми, их манерами, привычками. Наш народ гораздо интереснее, у него широкий размах как безобразий, так и собранности. С одной стороны, русский человек может быть высокоорганизованным, ответственным, сноровистым, но с другой стороны, если нет контроля — это лентяй, плут, причем плут творческий, способный до максимума упростить выполнение задачи. И Сургут стоял, стоит и будет стоять на неординарных и инициативных в любой ситуации людях, не боящихся риска и ответственности. Другие просто не сумеют здесь выжить — без широкого размаха, без творческого подхода.

 

Просмотров : 261

  
© "Сибирский проект" 2005-2006
(634050), г. Томск, ул. Беленца, 11 ,т.:51-14-27, 51-14-28, ф.: 51-14-45
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 4047
 сегодня посетителей 674