Сделать стартовой
     Последнее
     обновление

     16.05.2008


На главную
о проекте команда/контакты продукты/услуги гостевая
НАШИ ПРОЕ КТЫ
СИБИРЬ
СИБИРСКИЙ КЛУБ
журнал
СЛЕДУЮЩИЙ ШАГ
анонс следующего номера
редакционный портфель



справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В БОЛЬШОЙ СИБИРИ
отдел
РЕДКИХ КНИГ
ТОМСК
справочник
КТО ЕСТЬ КТО
В ТОМСКЕ
книга бесед
МУДРОСТЬ ПОБЕДЫ
ФОТОАЛЬБОМ
Сегодня отмечают свой День рождения:

ТЕРЕХОВ Александр Николаевич.

Поздравляем!

Следующий Шаг. Новый номер!



Томск


 КИТАЙСКИЕ ЗЕМЛИ

ПРОФЕССИЯ ЖИТЕЛЕЙ ПРОВИНЦИИ ХЭЙЛУНЦЗЯН

У хэйлунцзянцев есть те же заботы, что и у нас. Нет таких сумасшедших, которые бросились бы делать инвестиции в провинции Хэйлунцзян, в землях настолько же проблемных, как и наши.
Но хэйлунцзянцы стараются. В 2004—2007 годах ими реализовано около трехсот проектов общей стоимостью более 3 млрд долл. и не менее 10 млн долл. каждый.


Желтый лебедь  может пролететь единым махом тысячу ли, потому что у него есть все необходимое для полета. Тигры, барсы, медведи в своей свирепости не имеют равных, ибо природа наделила их всем необходимым для победы. Совершенномудрый постиг основы управления и знает правила неизбежного.

Книга правителя области Шан

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Лебедь является символом провинции Хэйлунцзян, которая расположена на северо-востоке КНР. Китайцы, проживающие в этой провинции Китайской Народной Республики, считают, что очертания ее на карте напоминают лебедя, распростершего в полете свои крылья. Название провинции тоже глубоко символично: провинция Реки Черного Дракона. Черный — потому что этот цвет символизирует север. Символическое и словесное бытие этой провинции, оказывается, подкрепляется еще и глубоко продуманной и прагматичной линией провинциального управления.

В Пекине и в Харбине определили, что интересам КНР, «по правилам
неизбежного» (см. эпиграф), отвечает специализация провинции Хэйлунцзян на освоении российских приграничных земель и других более удаленных территорий России. Богатеть с помощью соседей — хороший признак правильного управления страной и людьми.

Результаты последних двух-трех десятилетий китайско-российских взаимодействий в Хэйлунцзяне проявляются особенно выпукло. Провинция процветает, это отмечают и специалисты, и все те, кто посещает ее по той или иной надобности. Хэйлунцзянцы планируют и впредь увеличивать объемы торговли с Россией. За 10 месяцев 2007 года объем торговли провинции Хэйлунцзян с Россией достиг 9,5 млрд долл.[1] В 2006 году объем китайско-российской торговли впервые превысил отметку 30 млрд долл., 20 % этой суммы пришлось на долю провинции Хэйлунцзян. В частности, экспорт из провинции в Россию составил 5,14 млрд долл., с приростом на 27,7 %, импорт — 100 млн долл., при увеличении на 17,2 %.

Хэйлунцзянцы весьма заинтересованы в положительной динамике торговли с Россией, поэтому тщательно изучают результаты текущих взаимодействий. Эти цифры действительно свидетельствуют о «русской» специализации провинции Хэйлунцзян. Отмечу еще специализацию внутри специализированной провинции: на город Муданьцзян (Река Пионов дала ему название) приходится около 75 % этой торговли.

Попробуйте найти еще одно государство с «большой экономикой» (так сегодня определяют экономику нашего ближайшего соседа — нашего «стратегического партнера»), в котором одна пятая часть взаимодействий с соседним государством (Россией) находится в руках властей и предпринимателей одной провинции [2]. Уточняю, провинция Хэйлунцзян (по-китайски — Хэйлунцзян-шэн — провинция «Река Черного Дракона») через ее администрацию и обывателей специализирована на том, чтобы обеспечить освоение [бассейна] Амура [Хэйлунцзяна] — реки, по которой проходит символическая линия границы между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой [3]. Значит — освоение левобережья Амура. Амур — река малопредсказуемая, к тому же, следует держать в памяти правило Кориолиса.

Так что же «специализация» провинции Хэйлунцзян означает? Она (провинция) всегда была специализированной. Специализированной на взаимодействии с северными территориями.

Что такое Хэйлунцзян? Хэйлунцзян — это часть Маньчжурии, которую осваивали русские совместно с маньчжурами и китайцами после серии договоров между собой. Харбин — русский город, КВЖД, ЮМЖД, Порт-Артур, Дальний — это вехи русского присутствия в Восточной Азии и на берегах Тихого (Великого) океана, это совокупность региональных проектов. Русские люди предприняли попытку благоустроить дикие сопки Маньчжурии при благорасположении и при участии и помощи китайцев, с привлечением западного капитала. Надо ли сегодня удивляться процветанию Суйфэньхэ, Хэйхэ, Маньчжоули, Муданьцзяна, Харбина, Хэйлунцзяна в целом?! Мы оживили эти земли для того, чтобы они были ориентированы на Россию. Вся Маньчжурия была ориентирована на Россию изначально. Стоит ли ныне удивляться ориентации Хэйлунцзяна на российский рынок!

Почему только сегодня русские люди задают себе вопросы о причинах процветания провинции Реки Черного Дракона, над которой парит лебедь, и вопросы о причинах нынешнего бедствования русского населения на наших землях, выходящих к Великому океану?

На самом деле у хэйлунцзянцев есть те же заботы, что и у нас. Нет таких сумасшедших, которые бросились бы делать инвестиции в провинции Хэйлунцзян, в землях настолько же проблемных, как и наши. Но хэйлунцзянцы стараются. В 2004—2007 годах ими реализовано около 300 проектов общей стоимостью более 2 млрд долл. и не менее 10 млн долл. каждый. Прошу вспомнить цифры, имеющие отношение к русско-китайской торговле. Эта цифра не кажется настолько значительной на фоне обозначенных выше.

Мы приходим к заключению поистине забавному: сегодня китайцы из Харбина, Пекина, Муданьцзяна, а также других мест северо-восточных провинций КНР продолжают линию «сотрудничества» с Россией, поскольку у них нет выбора!

Много ли мы можем сведений найти в сети о нашем ближайшем соседе, провинции Хэйлунцзян? Увы, на российских сайтах информация позорно устаревшая и корявая. Я даже не буду указывать адреса, «созидатели» этих сайтов даже не умеют правильно транскрибировать название (имя) провинции.

Но, но…

Я с восторгом предлагаю обратиться к китайским сайтам на русском языке. Китайцы, проживающие в северо-восточных провинциях, в русской Маньчжурии, прекрасно понимают, что информация на русском языке должна быть в сети, поскольку такова была специализация Маньчжурии и такой остается специализация нынешнего Хэйлунцзяна.

Мэрия Харбина предлагает ВСЁ о городе и крае на хорошем русском языке. Есть ли попытки предложить нечто подобное о наших городах и весях на китайском языке? Я не могу утверждать с полной уверенностью. Искал для сравнения, но не нашел. Известнейшая Харбинская ярмарка предлагает свой сайт в русской версии. Можете, если есть потребность, обратиться к серьезным академическим публикациям, но, предупреждаю, там вы увидите совсем другой мир.

Китайцы — народ сугубо конкретный. Здесь неуместны пустые разговоры о трудолюбии, семейной этике и тому подобное. Китайцы, которые переселялись в Маньчжурию одновременно с переселением русских в Приамурский край, сразу же поняли САМОЕ ГЛАВНОЕ: у хэйлунцзянцев такая работа, профессия — быть хэйлунцзянцами и богатеть за счет взаимодействия с русскими на сопредельных и приграничных территориях.

В нашей стране сегодня задумались о необходимости развития «регионов». Взятое в кавычки слово «регион» сегодня абсолютно вытеснило исконно русские названия: «край», «область», «земля». Можно, конечно, принять лексические новации как неизбежный результат универсализации, глобализации и прочих процессов эпохи модернизации. Испытывать ностальгию по ушедшим из употребления словам, наверное, не слишком рационально: теряешь время, ощущаешь эмоциональный дискомфорт.

Я не ностальгирую по словам, я тоскую по утраченным смыслам ушедших из употребления слов о земле, на которой мы живем. Это с нами случилось давно. «Мы живем, под собою не чуя страны», — писал О. Мандельштам. Зачем говорить обезличенное: «развитие региона», «приграничные связи» — вместо совершенно конкретного и нацеливающего на результат: «Приамурский край будет богатеть за счет выгодных связей с китайцами из провинции Хэйлунцзян».


[1] Это только легальные, опубликованные данные. Каков объем средств, идущих другими путями через Хэйлунцзян?

[2] Провинция — часть страны, которая отдалена от столичной области, но выполняет те функции, которые на нее возложил центр. У нас в стране отдаленность часто превращается в удаленность, а навыки управления территорией Кремля приравниваются к умению управлять всей страной, которая называется «Россия».

[3] Ранее границы этой «провинции» были иными, но это в продолжение рассказов о русско/российско-ориентированной части Маньчжурии.

Андрей Александров
[ Назад ]
  

Андрей Александров


Директор Института международных исследований ТЦСР.

Профессиональная компетенция: азиатско-тихоокеанские интеграционные процессы, региональное проектирование в странах Восточной Азии.


aleksandrov_av@mail.ru
aleksandrov_av@tcsr.ru
© "Сибирский проект" 2005-2006
(634050), г. Томск, ул. Беленца, 11 ,т.:51-14-27, 51-14-28, ф.: 51-14-45
e-mail: amk@siberianclub.ru
 сегодня показов страниц 200
 сегодня посетителей 28